Petr Ivanov (black_skif) wrote,
Petr Ivanov
black_skif

Выборы мэра Москвы 2013 глазами члена УИК с ПРГ

Давно не писал в жжшку, простите, и не буду, просто оставлю это здесь.

Введение.

Напишу про выборы, пока свежи воспоминания. Просто для истории и тем, кому интересно как внутри. Я стал членом участковой избирательной комиссии (УИК) с правом решающего голоса (ПРГ) в марте этого года. Срок полномочий – пять лет. Никаких особых преференций этот статус в обычной жизни не даёт, кроме как тебя не могут уволить с работы и наложить административное наказание.
Ничего такого особенного не произошло. Мы собрались в одном институте в обычной аудитории и избрали комиссию комиссии, которая провела выборы секретаря и зампредседателя. Процедура прошла формально, она скучная и заострять внимание на ней лень.

Первая кампания, на которой надо было работать, ожидалась в сентябре 2014 года, выборы в Мос Гор думу. Они еще будут, кстати, но случились выборы мэра уже в этом сентябре.

Подготовка.

Членов УИК государство никак не готовит. Я ходил на лекции Голоса, Сонара, Справедливой России. Они много рассказывали про избирательное законодательство, ФЗ 67, но упор делали на возможных нарушениях и фальсификаций в день выборов. Специфика организаций. В реальной жизни ПРГ есть масса других вещей, которые неплохо было бы знать заранее. Например, деятельность комиссии до выборов, как и где получают удостоверение и пр. Из нашего УИКа в итоге у меня оказалась одна из самых хороших юридических подготовок. У председателя – самая хорошая практическая. Остальные члены знали всё хуже. Всего нас было шесть человек. Должно было быть больше, но отряд потерял бойцов, в том числе и зампредседателя.
Про меня председатель забыла при начале работы, поэтому на дежурство на участке я не попал. Ребята потом рассказывали, что время дежурства прошло зря, работы не было. Зато я попал на получение бюллетеней. УИК подчиняется территориальной избирательной комиссии (ТИК), которая базируется в управе района. ТИК передаёт УИКам бланки бюллетеней и списки избирателей за день до голосования.

Управа поразила меня количеством бумаги на столах, входящие, исходящие письма, поручения, приказы, копии приказов, распоряжения, просьбы, служебные записки и пр. Это обилие бумаги подпирают принтеры и ксероксы различных производителей, распиханные по всем углам. Из них в комнаты льются потоки А4 и раскладываются по папочкам. Процесс эпический. Повсюду снует большое количество народу, кто-то требует коды к подъездам, кто-то счёт оплачивает. Бодренько в целом.

Пройти в ТИК просто: «я в ТИК» и полиция кивает на турникет. Там я нашел председателя, и мы пошли внутрь. Нам дали две запечатанные пачки бюллетеней и одну кипу сверху. Надо было отсчитать 2300 штук. Избирателей больше, но 100% никогда не приходят. Контроля за бланками нет. Их не учитывают, за ними не смотрят. Можно напихать карманы бланками и уйти. Считать негде. Мы волевым усилием отжали у кого-то кабинет с большим столом и работали там. Отсчитали своё, а остатки отдали обратно. Наши бланки поместили в мусорный пакет, обмотали скотчем с номером участка и оставили в ТИК. В субботу за день голосования председатель под конвоем полиции отвезла их на участок вместе с книгами избирателей, канцелярскими товарами и пр.

УИК располагался в школе на втором этаже. Второй этаж оказался проблемой для многих людей в возрасте и/или с больными ногами. Одну бабушку пришлось помогать поднимать. На первом этаже нельзя выдавать бюллетень, это не территория участка. Территория занимает где-то 100 кв метров фойе школы, вся под камерами наблюдения, сейф стоит там же. Это хорошо.

В школе достаточно холодно, горячей воды на этаже нет (внизу была), туалетной бумаги нет. Знающие учителя сказали, что это нормально для школы. Бедные дети. На день голосования взял сральную бумагу из дома. Ещё брал электрический удлинитель, продукты, энергетики. Еду на субботу не дают, закупались из собственных денег. На воскресенье на весь день выделяют финансирование. 140 рублей на человека. 6 х 140 = 840 рублей на всех на сутки. Ок. При этом мы ещё кормили по собственной инициативе наблюдателей от Навального и полицию. Я делился с полицией энергетиками. Шмонали переаттестованные при входе сильно, но перочинный нож и газовый баллон не нашли. С другой стороны я их и не клал так, чтобы находили.

В субботу большая часть дня ушла на то, чтобы убедится, что у нас действительно 2300 бланков и рассортировать их на кучки по 50 штук. Считали 4 раза. Много шутили и ругались. Потом каждый бланк подписывали два раза и ставили печати. Я поставил 2000+ печатей. Рука устаёт прилично, хотя печать не очень тяжелая. Дальше всё убирается в сейф и готовятся книги избирателей. Из управы отдельно приносят книги и списки тех, кто умер. Их надо вычеркивать. WTF. В книгах пропущены целые квартиры. Непонятно кто и как их готовил. Одной из обязанностей УИК входит обклеивать объявлениями о выборах «свои» дома. Рук поэтому не хватает на участке. Объявления дворники срывают. За это ругается ТИК, причем не на дворников. Приходит МЧС. Проверяет огнетушитель и один противогаз. Вопрос зачем он один на столько народу риторический. Чтоб был. Инструктаж не проводит, но дежурит потом все воскресенье. Ещё приходит наблюдатель от Навального. Смотрит книги. Спрашивает умные вопросы. Все насторожены, но доступ полный. Под вечер всё готово, разъезжаемся по домам в восемь. Соседняя комиссия в десять человек. Они ушли домой в четыре, хотя дежурство формально до шести. Нам ещё перепутали телефоны. Их телефон все время звонил у нас.

Этого нет в ФЗ 67 об основных гарантиях избирательных прав, но поздним вечером субботы председатель закупает продукты на воскресенье. Хлеб, овощи, колбаса, дошираки. Еду привезут днём. Секретарь будет накрывать на стол.

Голосование.

Подъем в шесть утра. В семь надо быть на участке. У входа пять полицейских, досмотр, бурное обсуждение туалетной бумаги и редбула. Участок. Все уже здесь. Столы стоят неудобно, но двигать их нельзя даже членам УИК. Потому что какие-то идиоты сначала смонтировали камеры, потом мебель расположили под обзор объективов. Весь день избиратели будут промахиваться мимо столов и урн. Холодно, но в спину людям с книгами открыта форточка, чтобы кислород. Закрываю.
Рядом с урнами стоит полицейский. 40 минут. Потом можно 20 посидеть. Потом опять стоят. От здания прогоняют аккредитованных социологов. Потому что приказал полковник. Если не прогнать, то «он их вообще в отделение заберет, а меня накажет ещё». Социологи тусят за углом на улице в итоге.

Смотрим урны, они пустые, опечатываем. Рассаживаем людей за книги. В 8:00 начинается голосование. В 8:01 куча народа. Шок. Они ждали у дверей. Но волна быстро уходит. Два часа пустоты, которая и продолжается до вечера. Народу практически нет. Идут пенсионеры. Родители 35-40 лет с детьми, очень мало молодёжи. Впервые голосующим дарим текст конституции. На других участках по слухам дарили электронные книги. Наблюдатели только от Навального. Никто другой никого не прислал. Ок.

Ближе к полудню ухожу на выездное голосование, потому что сидя очень хочется спать. Около двадцати человек. С нами идёт соцработник, которая знает территорию и контингент. Чтобы соблюсти формальности её записали наблюдателем от Собянина. На дому голосуют инвалиды, в том числе и по зрению. Мы оставили на участке накладку на бланк для слепых. Косяк. Хуже с инвалидами по слуху, они не слышат звонка в дверь. Много одиноких. Самая старшая бабушка 1918 года рождения. Много за Собянина, но не все. Их никто не заставляет и не запугивает. Просто они никого больше не знают в массе из списка кандидатов. Они бедны и не выходят на улицу. У большинства горит 2-3 газовых конфорки. В домах тоже холодно. На прощание дарят конфеты. Во время обхода принимаем ещё несколько заявок. Мы устали, но идём второй раз со второй урной. Соцработник рассказывает, что на президентских выборах выездных было раза в три больше.
На участке тоска. Народу нет. Приходят новостники снимают на камеру процесс по скрипту. Делают даже сюжет с наблюдателями. Уходят. Приезжают аниматоры. Русский народный лубочный фольклор и городки. Открывается буфет. Чай 5 рублей. Можно греться, но по-прежнему ничего не происходит. Председатель и секретарь заполняют на компьютере всякие реестры, акты и пр. ерунду. Компьютер тоже из дома, собственный. Интернет в школе есть, но пароля от него нет. Курим 3G. Читаю онлайн лентыру. Ребята на книгах играют в серфера по очереди. Рекорд полтора ляма. Наблюдатели считают пришедших. Сбиться трудно. Приезжает ТИК, уезжает. Приходят в гости родственники, друзья. Мама передаёт бутерброды. Чуток болтаем. По-прежнему ничего не происходит. К шести повалила молодёжь, но не прямо, чтобы очень. В восемь часов закрываем участок.

Подсчёт.

К сожалению одна из самых ответственных частей приходится на окончание вторых суток работы. А если учесть, что ещё и рабочая неделя была, то и всех семи. К этому времени все члены УИК уже порядком устали, ровно как и наблюдатели, поэтому количество нервозности и ошибок возрастает.
По ФЗ мы должны немедленно начать счёт, никакого перерыва на отдых не допускается. Наблюдатели настаивают на том, чтобы увеличенная копия писалась ручкой. Прошу их предъявить букву закона. Они роются в ФЗ, звонят в штаб, в госдеп, папе римскому. Им никто не помогает. Председатель решает, что ручкой, а не карандашом, своим решением. Убедили. Увеличенная копия потом будет исчёркана ок.

Гасим бюллетени. Их осталось 1500+ штук. У каждого надо отрезать уголок. На весь УИК одни детские ножницы. Дьявол в деталях, да. Считаем книги. Долго думаем над числом избирателей. Никто не знает, что делать с умершими, которых отмечали в книге отдельно. В том числе и наблюдатели. Опять стопор. Считаем по процедуре бюллетени. Собянин не набирает половины. У Навального много сердечек в квадратике, у Мельникова - звездочек. Протокол не сходится. У нас на несколько штук бюллетеней больше, чем выдано по книгам и число в стационарных ящиках неправильно посчитали. Тут начинается суета, метания, попытки понять и пр. Ситуация медленно уплывает. Предлагаю очевидное – раз голоса мы считали медленно и на камеру, то ошибка в книгах. Никто не слушает. Приезжает представитель ТИК. Пытается понять. Не получается. Беру книги сам и пересчитываю с постраничным накопительным итогом. Находим ошибку. Ситуация медленно успокаивается. ТИК настаивает на полном пересчёте всего: голосов, книг, списков и пр. Ещё раз всё считаем. Всё сходится, но уже три часа ночи. Протокол увозят в ТИК. Мы отдыхаем ? Нет. Мы убираем столы, стулья, мусор, остатки еды и пр. Много ругаемся. Устали пц. Приезжает председатель. Всё ок, сдались, можно по домам. Подвожу коллегу. По дороге домой останавливаюсь на 15 минут на ТТК поспать, потому что вырубает очень сильно. Дома меня ждут 100г виски и кровать.

Завтра рабочий день.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments